КОНФЕРЕНЦИЯ "ЧЕЛОВЕК БУДУЩЕГО"

 

Университет критериально-системных знаний Портала духовных концепций

Геннадий Мирошниченко (Г. Мир)

_____________________________

 

ТОМ 2 и ТОМ 3 (электронный вариант)

Заказать Том 1 или Том 2 наложенным платежом (бумажный вариант)

 

Доклады: ТОМ 1

Стресс и гормональный дисбаланс в соединительной ткани – норма жизни и смерти?

Докт. мед. наук А.А. Алексеев (НИИ Скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, Москва)

Проблема гормональной регуляции жизни достаточно новая. Термин «гормон» для обозначения вещества секретина (оно было выделено из слизистой оболочки кишечника) предложен в 1902 году Бейлисом и Старлингом. В последующем термин приобрел более широкий смысл. Гормоны - это те вещества, которые многократно могут усиливать или уменьшать взаимодействие субстрата и фермента. Гормоны - это и катализаторы, и ингибиторы роста, которые обеспечивают либо помолодение, либо постарение.

Примерно десять гормонов из макрофагов регулируют самовоспроизводство, направленность реакций и активность размножения Т- и В-лимфоцитов. Два других гормона стимулируют размножение клеток тканевой реструктуризации (фибробластов) и образование (распад) коллагена и эластина (эластаза, коллагеназа), участвуют в аллергических реакциях (компоненты комплемента, пирогены), вызывают подъем температуры тела человека, лизоцим, интерферон и др. определяют активность тканевого иммунитета в борьбе с вирусами, раком, бактериями.

Третья, чрезвычайно важности соединительнотканная клетка - перестройщик (тканевой реструктуризатор) - фибробласт. До конца еще не изучены его механизмы синтеза коллагенов, эластинов и межклеточного вещества (гликозаминогликанов), специального мембранного коллагена, других волокнистых структур (фибронектин, поверхностный антиген и др.). Роль фибробластов - главная в синтезе и распаде межклеточного цемента, формировании прочного (нужного) коллагена и эластина (проколлаген-пептидаза, лизил-оксидаза, коллагеназа, катепсины, эластаза, ферменты гликолиза и др.). Пятью гормонами фибробласты регулируют взаимодействие с макрофагами (фактор стимулирования колоний, роста и миграции), определяют созревание многих других клеток, в том числе иммунных и эпителиальных (индукции, транспорта, дифференцировки). Но главные три гормона фибробластов обеспечивают стабильность собственного микроокружения. Клетки выделяют в межклеточное пространство «холодец» (гликозаминогликаны) и факторы роста и ингибирования фибробластов (кейлоны).

Наименьшую роль в жизнеобеспечении тканей играют лимфоциты. Многие ученые неза-служенно приписывают лимфоцитам главную роль в защитных реакциях организма и вероятно, по скудоумию, сознательно замалчивают роль других клеток, и соединительной ткани вообще, как целостной самоорганизующейся системы. Мы только что перечислили чрезвычайной важности эффекты 3-х соединительнотканных клеток, которые выделяют более 100 различных гормонов. Соединительнотканный лимфоцит содержит их почти в 10 раз меньше. Часть из них обеспечивает саморегуляцию этих клеток (митотический и ингибирующий пролиферацию фактор). Лимфоциты содержат факторы, усиливающие или замедляющие дви-жение и фагоцитоз макрофагов, активирующие их противоопухолевую и реструктуризирующий коллагеново-эластиновую активность факторы и содержат вещества, притягивающие в ткани эозинофилы и другие клетки белого ряда. Лимфоциты содержат и противовоспалительные и противоинфекционные факторы (простагландины, фактор усиления сосудистой проницаемости).

Если посмотреть на человеческий зародыш, то он состоит из разных полусоединитель-нотканных комочков, которые потом, в процессе развития формируют уже целые системные структуры: костно-апоневротическую, желудочно-кишечную, сосудисто-сердечную и т.д.

Эндокринные железы возникают и для этого комочка, и для всего организма в процессе роста и созревания своих первичных соединительнотканных структур в органах. Каждый для себя формирует много разных гормональных клеток во многих органах. Читатели, наверное, не знают, что достаточное количество гормонов вырабатывает толстая кишка (V, EG), 12-ти перстная и тонкая кишка (10), желудок (3 гормона), плацента, печень, щитовидная и паращитовидная железы, почки, поджелудочная железа, яички, яичники (3 гормона), гипофиз (13 гормонов), гипоталамус (9 гор-монов) и др. В скобках я указал лишь в главных эндокринных органах число гормонов. Их много и они работают местно, регионарно, органно и общеорга-низменно опосредованно таким полностью соединительнотканным структурам как кровь, лимфа, межклеточный гель и волокна. Без относительной пригодности к жизни последних структур вообще трудно себе представить какой-либо гормональный эффект. Если есть сгущение, например, крови (черная и вязкая), о каком гормональном хорошем обмене можно говорить? Только о патологическом. В этом случае ясно, что работа эндокринных желез может быть только аномальной.

В разное время эндокринным органам придавалось разное значение. Например, Нобелевский лауреат Г. Селье, который ввел понятия «стресс» и «дистресс» в науку, выделял главные и второстепенные эндокринные железы. Он даже считал, что запас жизненной силы определяется правильной работой 4-х главных желез, которые он называл органами «жизненной оси» (гипоталамо-гипофиз, надпочечники, яичники и яички). Но ведь мы знаем, что в человеке не может быть ничего лишнего, все предусмотрено с точки зрения биологической целесообразности очень системно и кибернетично.

Вначале гормон (Г) связывается с клеточными рецепторами (Р) и возникает гормоно-ре-цепторный комплекс (ГРК). Так формируется оптимальная рецепторная ситуация (PC). И даже если появился пострецепторный эффект гормона (ПРРС), то конечный метаболический эффект этого гормона (КМЭ) будет зависеть от функционального состояния всех элементов организма. Общую формулу процесса можно представить так:

ПрРС Þ Г Þ Р Þ ГРК Þ ПостРЭГ Þ КМЭ

Диагностические и лечебные потребности обязывают врача учитывать состояния всех элемен-тов этой формулы, запасы гормона, его полноценность и доставку, свойства около-клеточного и внутриклеточного геля, активность клеточной оболочки, готовность тканей отреагировать на гормон и др. Два слова, пожалуйста, о гормонах хотя бы нескольких главных соединительнотканных клеток. Выделяют несколько групп факторов: регуляторы собственной клеточной родословной и воспроизводства своих клеток, медиаторы регуляции других соединительно-тканных структур и гормоны общеорганизменного неспецифического действия (отвечают за температурную реакцию, активность нервной, мышечной и др. систем). Соединительная ткань выделяет «твердые» и «жидкие» гормоны. К «твердым» относят кристаллы веществ, из которых потом образуются коллагеновые, эластиновые и другие волокна. Самым плохим анализом, самым тревожным следует считать тот, где изменены параметры не очень сильно, но все. Это говорит о предельной изношенности всего организма, всей соединительнотканной системы. Менее тревожный анализ (может быть и самый «хороший») - где, пусть сильно, но изменены 1-2 параметра. В этом случае врачу приходится думать меньше и задача для пациента проще. Например, понизился гемоглобин. Его нужно повысить. Другой вопрос, когда и гемоглобин понизился, пусть не так сильно и еще шесть других параметров изменены. Часть из них может быть выше нормы, а другая - ниже.

Проблема гормонального дисбаланса - очень важная проблема. Она тесно связана с общебиологическими причинами смерти. Оказывается, все живое (слон, мышь, горбуша, кит, человек) имеет три общие (по своей сути соединительнотканные) причины смерти.

Первая - клетки организма и, прежде всего, соединительнотканные (их около 50% всех клеток организма) «устают» от нещадной и нерациональной эксплуатации и отказываются даже из хорошего по качеству околоклеточного геля принимать в себя такой продукт питания, как сахар. Этот сахар скапливается в крови, и возникают симптомы диабета. Быстро густеет кровь, медленнее она переносит кислород, постепенно гибнут кишечные, иммунные, нервные капиллярные и костно-мозговые клетки. Организм чахнет и умирает. Вводимый (даже очень высокого качества) инсулин только в разной степени замедляет этот процесс.

Вторая общебиологическая причина смерти проявляется повышением в крови разных видов жира (триглицериды, холестерин, разной плотности другие липиды). Это происходит тогда, когда клетки (прежде всего - соединительнотканные) опять же «уставшие от жизни такой» перестают использовать в качестве энергетического и строительного субстрата жир. Количество его в крови повышается, что коренным образом меняет работу сосудов, развиваются атеросклероз, тромбозы, инфаркты, инсульты, гангрены конечностей и кишечника.

Третья причина взаимно связана и взаимосвязана в разной степени с двумя предыдущими. Суть этого процесса в том, что постепенно (или остро) развивается дискоординация и истощение гормональных запасов в тканях, прежде всего - соединительной. Расстройства пищеварения клетки углеводами и жирами (локально, или в целом организме) нарушают и обмен в ней кислорода. Все это требует все большего и большего количества одних гормонов (инсулина поджелудочной железы, тироксина щитовидной, эстрогенов яичников, противовоспалительных надпочечниковых и т.д.), что вызывает вначале стимуляцию их работы и их увеличение (зоб, кисты, аденомы, мастопатии), а, затем, их истощение. Нарушается при этом и количество и качество гормонов, которые призваны нейтрализовать избыток вышеперечисленных гормонов, медиаторов, гормоноподобных веществ.

В первую очередь на проблемы со здоровьем реагируют соединительнотканные гормоны, а, уже, затем, «щитовидка», «поджелудка» и т.д. Это связано с тем, что появляется «тревога», т.е. раздражается (изначально) не «щитовидка», а общеорганизменные или органные тканевые массы. Прежде всего, ведь плохо именно там, на «периферии». Ведь где-то там не хватает кислорода, очень закислен соединительнотканный «студень», очень жесткие волокна (или очень они слабы), медленно «течет» межклеточная вода. Соединительная ткань, выделяя свои гормоны, раздражает ими нервные окончания, выбрасывает их в кровь, лимфу. Именно эти раздражители заставляют щитовидную (или другую) железу вырабатывать гормонов все больше, увеличиваться в размере. Это же происходит и со множеством других желез эндокринной системы. Они все работают в кибернетической обратной связи с соединительнотканной периферией. Поэтому совершенно очевидно, что нарушения в эндокринных железах только приемом гормонов, которые назначает врач, вылечить нельзя. Можно лишь снять симптом и временно улучшить состояние. Обязательно нужно разобраться в питании и очищении соединительнотканной и органной тканевой массы. Это относится к сотням эндокринных заболевания. Еще и в этом одна из бед современной технократической медицины. Кардиолог не считает нужным понимать того, что во многом, сердечный приступ провоцируется соединительнотканными гормонами, которые выделяются, например в ногах. Стоит пожилому человеку побыстрее зашагать, сразу - боли в сердце, или голова кружится и т.д. Кардиолог сразу назначит нитроглицерин или направит на операцию на сердце (если у Вас есть в кармане деньги, да позволяет возраст). Врачу и в голову не придет назначить больному простенькие препараты, которые делают соединительную ткань в ногах более выносливой. Это же можно наблюдать при лечении бронхиальной астмы, коллагенозов, рассеянного склероза, рака, наркоманий, СПИДа. Всюду узкопрофильный специалист лечит только «свою» болезнь, «свой» орган (гинеколог - матку, кардиолог - сердце, проктолог - прямую кишку и т.д.). Более подробно рекомендации больным, как поступать в данном случае, я привожу в книгах «Кризис медицины», «Системная медицина», «Альтернативная медицина» и других. Тираж правда у них небольшой, ведь это мало интересует пока узкопрофильных врачей.

Соединительная ткань, это не только «межклеточный» гель с волокнами. Кстати, этот гель и эти волокна (например, коллаген) в процессе синтеза и распада выделяют свои гормоны и очень важные. «Разложившийся», например, коллаген - стимулирует работу придатка мозга (гипофиза), что бы тот отдавал «команду» уже своими гормонами стимулировать образование нового коллагена и т.д. Эти же продукты распада коллагена «успокаивают» подкорковые структуры мозга (гипоталамус), что бы тот вырабатывал свой гормон «удовлетворенности жизнью», так называемый морфиноид эндорфин, или энкефалин. Это чрезвычайно важно учитывать в лечении наркоманий, паркинсонизма, слабоумия, алкоголизма. Поэтому в «дорогих» медицинских центрах и лечат эти болезни в том числе и элементами йоговской гимнастики.

Соединительная ткань, из которой человек состоит на 85%, может быть представлена разными образованиями: сосудами, жиром, костями, связками, лимфатическими узлами, селезенкой, почками и там свои гормоны. Они тоже соединительнотканные. Даже жировая ткань содержит свои гормоны, например лептин. Он не только участвует в половом созревании и в правильном зачатии ребенка (бесплодие!), но и определяет терморегуляцию, пищевой и энергетический баланс. Тканевые соединительнотканные клетки (фибробласт, тучная, макрофаги) во всех органах выделяют специальный инсулиноподобный фактор роста, кстати, имеющий вполне определенную связь с диабетом. Этот гормон многолик в разных органах и называется соматомедином. Он определяет активность клеточного воспроизводства (например, заживления раны, перелома, разорвавшегося сосуда, растущей нервной клетки и т.д.) и «действует», как пример соединительнотканной рефлексии и памяти, в том числе и через эндокринные и паракринные механизмы. Кстати год назад была опубликована моя книга «Соединительнотканная рефлексия и память в продлении жизни». Думаю, что это заинтересует читателей.

Понятие стресс вел в физиологию в 1924г., будучи еще студентом, немец Г. Селье. Другой вопрос, что научное признание феномен получил через 25 лет. Этот любознательный студент заметил, что если в 2 клетки со стеклянной перегородкой с одной стороны посадить мышей, а с другой - кошку, то мыши гибнут от желудочных кровотечений, метаболического отравления и общего истощения уже через 2-3 часа. Заслуга студента заключалась в том, что он исследовал в крови мышей гормоны и обнаружил в начале опыта резчайшее их повышение (особенно - надпочечниковых), а затем - понижение.

Эта общая неспецифическая реакция организма была названа общим адаптационным син-дромом. Неспецифичной она называется потому, что стрессоры могут быть информационными, физическими, психическими, социальными, химическими и другими, а реакция всегда протекает по одному и тому же механизму. Позднее в клинико-биохимическом и гормональном течении общего адаптационного синдрома (стресса) были выявлены в зависимости от симптомов и способов лечения три фазы: тревоги мобилизации и истощения. В том числе и поэтому трактовать результата анализов всегда нужно с учетом не только разнонапраленных лабораторных исследований, но и клинической симптоматики и общего состояния и самочувствия пациента.

Это было одним из крупнейших открытий биологии и медицины XX-го века. Стресс, это воздействие на организм любого раздражителя, который вызывает реакцию «ответа», не выходящую за рамки «нормальных» реакций организма. В среде обывателей под стрессом больше понимают неблагоприятное психоэмоциональное воздействие. На самом деле это реакция общеорганизменная и общебиологическая. Стресс может испытывать каждая клеточка живого организма. А обще-организменная реакция при этом представляет собой самую разнообразную суммативную реакцию разных клеточных групп. И реакции эти - проявления стресса триллионов отдельных клеток и он выражен в них самыми разными по интенсивности, длительности и другим параметрам раздражения отдельных клеток. Ясно, что организм при первом радиоактивном облучении, например, может эмоционально стресс не заметить, если не возникнет лучевая болезнь. Поэтому для стресса абсолютно не обязательно наличие психоэмоционального компонента в виде шума, крика, например. «Общие» и «местные» гормоны включают мощнейшие механизмы реструктуризации тканей.

Не забуду поучительный случай. Пятнадцатилетний мальчик треснувшим стеклом витрины изуродовал правую ногу почти от паха до голеностопа. Три месяца мы делали все, что могла современная медицина, однако, обезображивающие рубцы и малоподвижные, чрезвычайно болезненные суставы мучили мальчика чрезвычайно, особенно «на погоду». Через две недели от начала нового целительского лечения нога стала абсолютно другой. Начался процесс активирования движения и размягчения рубцов. Нога стала почти вдвое более функциональна (смещаемость тканей, ротация в суставах, сгибание и разгибание в них и др.). Эффект был получен от сочетания лечения ночными компрессорами на область суставов с пятиминутными массажами (3 раза в день) рубцовых зон и суставов масляным раствором витамина Е. При этом обязательно трижды в день нанесение и легкий массаж корейским перцем с небольшим количеством масла над чакрой сердца. Компресс величиной с носовой платок состоит (снаружи внутрь) из полиэтиленовой пленки, 3-х слоев льняной ткани и 3-х фланелевых носовых платков, с разбрызганными изнутри 50-ю граммами касторового масла и 5-ю мл масляного раствора витамина Б.

Конечно, стресс в разных клетках будет вызывать разные реакции. Мышечная клетка будет реагировать на стресс сокращением или расслаблением. Каждый из нас должен чувствовать, как он реагирует на стресс, ведь от этого зависят те профилактические мероприятия, которые будут для каждого конкретного человека наиболее эффективными при предотвращении вредоносного действия стресса. В отличие от мышечной, нервная клетка будет реагировать на стресс возникновением электрического импульса в нерве или нескольких нервах, кожная клетка, секреторная и миллионы других клеток так же будут реагировать на стресс по-своему. Это и есть проявление очень важного физиологического и общебиологического феномена, который был введен мною в практику в последние годы, описан в нескольких книгах. Это так называемый феномен тканевой рефлексии и памяти. Ведь рефлексами обладают не только нервная ткань (рефлексы Павлова, Сеченова), но и, например, соединительная, из которой человек состоит на 85% общеорганизменной массы тела. Реагирует и эпителиальная ткань, по-своему; секреторная тоже по-своему.

Можно выделить несколько уровней реакции на стресс. Один из самых «примитивных» - клеточный, а дальше - межклеточный, тканевой, органный, межорганно-системный, межсистемный, организменный, конституциональный, межорганизменный (групповой этнический) и т.д. На мой взгляд, самый главный из них - межклеточный, так как клетки друг с другом соединяет соединительная ткань. Да, собственно, и тело человека - 85% соединительной тка-ни, т.е., человек есть соединительнотканное тело. Даже если считать мозг центром нервной регуляции, то он все равно в общей массе внутричерепного содержимого имеет лишь около 5% «мыслящих» нервных клеток. Остальная масса мозга - соединительная ткань, которая призвана обеспечить максимальную работоспособность нервным клеткам. В мозге эта соединительная ткань образует сосуды, оболочки, ликвор, полужировую соединительнотканную (питающую нейроциты) массу, наполненную очень жирным специфическим гликозами-ногликановым гелем.

Вполне естественно, что недополучение (в связи с плохой соединительной тканью) нервными «мыслящими» клетками положенных мозгу в сутки 100г сахара и около 60% кислорода от общего объема легочной вентиляции, будет очень тяжелым стрессом для нервной клетки. Отсюда - детский церебральный паралич, рассеянный склероз, паркинсонизм, болезнь Альцгеймера, шизофрения, детское и взрослое слабоумие.

Одновременно с этим продукты жизнедеятельности нервных клеток (кислоты, вода, серотонин и т.д.) соединительная ткань удаляет из мозга и «разносит» по всему организму: углекислый газ - в легкие, кислоту и недоусвоенные аминокислоты - в мышцы и т.д. Вот так и получается, что соединительнотканная система функционально и органически (является главным «держателем» биологической массы, т.е. ее скелетом) объединяет нервы с мышцами, мозг с легкими и кишечником и т.д. Она и есть тот интегратор, который обеспечивает общеорганизменный системный ответ на любой стресс. Поэтому физиологический стресс, т.е., умеренный, не разрушительный и не болезнетворный, «закаливает» организм. Он очень полезен и необходим человеку. Сюда следует отнести «разумные» бани, моржевание, туризм, йогу, спорт; диеты и посты, психоэмоциональные положительные реакции, психотренинги и т. д. И во всех этих процессах одним из главных регуляторных механизмов является собственное соединительнотканное жизнеобеспечение и уже затем, питание и очищение нервной, мышечной и эпителиальной тканей. Однако все это не должно носить запредельных и экстремальных характеристик и должно соответствовать, прежде всего, соединительнотканным возможностям. То есть, стрессы организму жизненно необходимы, они его поддерживают и тренируют. Но эти стрессы не должны быть дистрессами, вызывающими болезнь.

Это чрезвычайно важный и неизвестный сегодня принцип медицины, который говорит о том, что жизнь будет долгой даже тогда, когда у больного много разных, болезней. Эти болезни «тре-нируют» соединительнотканную систему жизнеобеспечения и она всегда «в тонусе». Пусть не очень здоровым человек живет, но жить будет долго и счастливо, потому что обладает интеллектом и инстинктом самосохранения. Они возникают в борьбе за свою жизнь, здоровье и счастье. Это и есть новый взгляд на сегодняшние задачи медицины. Это и новые появившиеся возможности традиционного и нетрадиционного лечения, повышающего функциональную активность и жизнестойкость соединительной ткани. Она в свою очередь излечивает дефекты нервной, эпителиальной и мышечной ткани.

Последствиями острого или хронического разрушительного стресса обычно являются общее истощение, исхудание, учащение недомоганий, плохой сон, «несварение» пищи в кишечнике. Страшнее всего эти постстрессорные реакции проявляются у детей и стариков. Приводим рецепт замечательного общеукрепляющего средства, которое принимается несколько месяцев 3 раза в день по десертной ложке после еды к чаю. По 200г хороших сливочного масла и меда (лучше - липового или паклинки) перемешивают со смесью, которая получена при пропускании через мясорубку 200г листьев алоэ, 2 лимона с кожурой и 200г ядер грецкого ореха. Особенно удачным использование этого рецепта будет тогда, когда, после каждого купания (бани) все тело растирают топленым нутряным жиром барсука или козы.

Эта процедура обладает мощным заживляющим и иммуностимулирующим воздей-ствием, ведь учеными показано, что, связанный с работой острый стрессогенный разговор с начальником в течение 1-2 часов резко понижает иммунитет на 1-2 месяца вперед. На протяжении этого месяца не только определяются отклонения в гормональном уровне в крови (гормоны надпочечников и др. желез обычно понижены), но и существенно понижается в крови число иммунных клеток.

Какие же еще общебиологические реакции сопровождают крайние, запредельные и истощающие стрессы (дистрессы)? Прежде всего, это интоксикация, возникающая в связи с запредельной эксплуатацией метаболических возможностей разных систем. Если, например, нервная система у человека слаба, любой запредельный стресс у этого больного, связанный с психоэмоциональным напряжением, вызовет заболевание именно нервной системы или же психиатрическую патологию. Бывает и так, что исходно слаба соединительнотканная система, тогда возникнут болезни неправильной тканевой перестройки (реструктуризации в органах). Это может быть и рак или патология самых слабых других в этом больном человеке элементов системы соединительной ткани. Может нарушиться кроветворение и разовьется тяжелое малокровие, может резко понизиться иммунитет и возникнет воспаление легких или бронхиальная астма, псориаз и так далее.

Становление эндокринных функций начинается еще с самого детства и эндокринные железы вырабатывают гормонов именно столько, какова потребность клеток, как эти клетки эксплуатируются, с какой организменной нагрузкой, периодичностью. Именно поэтому в ряде анализов мы и видим громадный разброс цифр, определяющих концентрацию гормонов. Например, нижняя граница нормы числа лейкоцитов в анализе крови - 4,6, а верхняя - 8,4. То есть, вот так велики варианты «нагрузки» на функции тех или иных органов кроветворения в норме. Однако эти цифровые колебания еще не означают того, что человек здоров. Эти цифровые значения свидетельствуют только о факте того, что цифры находятся в нормальном значении. Поэтому диагностические и прогностические ценности анализов всегда малы и мало достоверны. Достаточно сказать, что у некоторых конституциональных типов людей обычный сытный завтрак повышает число лейкоцитов в периферической крови вдвое, сильно вариабельно значение анализов в течение суток и в межсезонье.

Есть среди больных множество самоуверенных (и считающих себя самыми умными) субъектов, которые врачу не доверяют. Это неплохо до определенного предела, но когда речь идет о трактовке анализов, особенно если их много, то тогда участие врача, которому Вы доверяете, просто необходимо. Часто меня посещают больные, имеющие «на руках» до 600 различных цифровых параметров (свертываемость крови - 14; состав крови клеточный - 15; состав крови иммунологический - 19; состав крови биохимический - 42 параметра и т.д.). Помимо крови исследованиям подвергается кал, моча, соскобы выделительных и половых органов, секреты желудка, печени, поджелудочной железы, легких и т.д. Они приносят анализы за 25-30 лет в толстенной амбулаторной карте. Вы себе не представляете, какой это удивительный мирты видишь, когда знаешь, что происходило с каждым из органов в течение жизни пациента. Но эта мыслительная работа очень сложна и кропотлива, требует большого количества времени. Вполне естественно, что пациент, имеющий детальные анализы, становится для тебя открытой книгой. В этой ситуации врач может глубоко обоснованно назначить лечение, хорошо прогнозировать степень эффекта лечебного воздействия.

Возьмем эндокринных заболеваний три: зоб, диабет пожилых и эндометриоз молоденьких девушек, ведь самые частые - они. Эндометриоз я отношу к болезням общей чрезвычайной соединительнотканной слабости и яичники здесь почти что ни причем. Вполне естественно, что очень болезненные и неправильные месячные почти всегда есть результат глубокого ослабления иммунитета. При диабете пожилых уставшие клетки тела не хотят больше брать в себя глюкозу, т.к. находятся в полуживом соединительнотканном состоянии. У этих больных гормоны в крови могут быть инормальными (например, инсулин). 

Относительно зоба. Зоб - это верхушка айсберга, хаоса в соединительнотканном жизнеобеспечении. Зоб с повышенной секрецией гормонов почти всегда результат тяжелого метаболического и психоэмоционального стресса. Достаточно вспомнить, что одна треть женщин во время второй мировой войны на «нашей» территории имела разные формы зоба и почти у половины женщин прекращались менструальные циклы.

На процесс образования и транспортировки гормона в клетку прежде всего играют роль обще-организменные (соединительнотканные) потребности. Для того, чтобы гормон попал в нужную клетку, он должен покинуть ту клетку, которая его интегрировала. Если окружающий эту клетку соединительнотканный гель очень плотный, например, закисленный, и скорость движения межклеточной жидкости мала, то гормон будет поступать в кровь очень медленно, будет терять свою активность в окружающей агрессивной очень кислой (или очень щелочной) среде. Кровь - это жидкая форма соединительной ткани, но степень этой разжиженности бывает разной. Черная, густая, загрязненная кровь будет изменять свою биологическую эффективность. Даже если гормон, достиг нужного нам органа или нужной клетки, то он должен покинуть, например, плотный, отечный и зашлакованный сосуд. Этот гормон должен преодолеть межклеточный соединительнотканный гель (цемент) и проникнуть в нужную клетку. Но если эта клетка находится в полуживом состоянии, то она не возьмет этот гормон. У клетки уже нет сил очень hi эффективно включаться в метаболические процессы. Это замечание очень важно с точки зрения развития таких болезней как диабет, атеросклероз, общеорганизменная гормональная слабость.

Одними из важных клинических проявлений полиэндокринной соединительно-тканной недостаточности является евнухоидный синдром у детей (одутловатость, полнота, вялость, гиподинамия, понижение успеваемости). Этой же направленности клинические симптомы в сочетании с ранним и скрытым диабетом и атеросклерозом (как проявления общей гормональной недостаточности) всегда сопровождают и приближение старости.

Вот так громадна роль стресса в развитии соединительнотканных гормональных нарушений